[Загляни. но не спугни...]
[-Тссс, тише, не мешай ловить счастье]
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

[Загляни. но не спугни...] > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 21 января 2019 г.
Музеи и живопись Васюнчик 01:37:17
Ох уж эти мои умилительные попытки категоризировать Вселенную...


Категории: Pictures, Art
показать предыдущие комментарии (22)
13:35:35 Васюнчик
https://www.instagra­m.com/p/Bs5EWCHnAOF/­
17:34:38 Васюнчик
­Gwathel 21 января 2019 г. 20:28:23 написал в своём дневнике ­Ardhon Источник: http://naryto12324.­beon.ru/2-018-sobor-­las-lahas-sobor-las-­lahas.zhtml
22:17:30 Васюнчик
http://dianusssik.be­on.ru/43451-951-arth­iv.zhtml
суббота, 19 января 2019 г.
7:22 пп cкaзoчник . 15:24:42
Звери - Пингвины

На ночь витамины и легко уснули,
Снилось, как пингвины плавали-тонули,
Прыгали с трамплина и на дно тянули,
Белые пингвины… мы уже уснули.


Настроение: з
Категории: -неопределённое
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
пятница, 18 января 2019 г.
.... огнесручий какаду 09:02:02
НАПАЛА ПИПИСЬКА НА ЧЕЛОВЕКА!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!

Категории: Сортир
Пирсинги пупка Бичарa в сообществе ЛГБТ Али 08:42:03
 ­­
(ссылка в коммах)
08:42:12 Бичарa
...
еще...
/// шuнокуля 07:48:23
Растущая влажность,
барометры наоборот падают.
И если верить всем приметам,
пора выходить на улицу,
потому что сегодня в первый раз вечером
где-то примерно в пол-одиннадцатого
впервые за всю историю
с неба будут падать мужчины.

Это мужицкий дождь, аллилуйя!
Дождь из мужиков. хэй-хэй!
Мужицкий дождь, аллилуйя!
Дождь из мужиков.

муслим
08:05:15 Not like you.
Это классика. Это знаюать надо.
четверг, 17 января 2019 г.
ужастик про Египет reporter 18:10:28
мумия жива, 1993
Здраствуйте,Адекваты­.Поиграли с... Madeleine Williams 14:42:01
Здраствуйте,Адекваты­.Поиграли с подругой в стимулятор голодных игр,НО НЕ С ПЕРСОНАЖАМИ, ИЗ ФИЛЬМА!!!.А 7 придурков, и остальные Персонажы.Измениний­ будет дофига.(дохуя).И так начнем.Медведь бежит За Всеми.Моника убежала от Медведя,но заблудилась так как была тут впервые.Киёко помогла Акане сбежать.Аои нашла, ружье и револьвер.Куроки убежала от Медведя.Широми убежала, и залезла на дерево.Медведь побежал за Широми.Олень напал на Киёко.Аластор застрелил Оленя, и ушол искать дрова для костра у еде.Медведь догнал Монику.Моника претворилась мертвой.Яандере-чан­ убила Монику.Саери просит Убить ёё, но Мидори отказывается.Медвед­ь напал, На Хоруду,Яандере-чан попыталась как-то его остановить,но он незаметно подкрался , и убил ёё.Бейзил,пошол в лес Помочь Аластору.Хоруда плачет, иза смерти Яандере-чан, и просить медведя не убивать ёё.Медведь убил Хоруду.Уитли бежал от медведя.Но Медведь съел его(HUMAN!УИТЛИ Он Именно Хуманзация).Саммер пытается найти Выход вместе С Моникой.Медведь напал на Монику,Саммер закрыла собой Монику.Моника отомстить За Саммер,но Медведь убивает ёё.Ретиган приручает Медведя.Аои убивает Медведя.Ретиган ломает нос Аои.Аои ломает нос Ретигану.Ретиган убегает.Акане собирает цветы.Куроки Охотится.Мидори, и Инфо-чан Охотится.Куу-дере собирает ягоды, они куколили ей руку шипами.Бейзил собирает дрова.У Ретигана Амнезия.Ретиган заставлает Бейзила Убить Тоффи,или Билла Бейзил убил Тоффи.Бейзил идет спать.Винтер нашла медикоменты, и винтовку.Ретиган портит вещи Винтер.Бейзил проснулся, и взял винтовку, и сломал Ноги Ретигану.Ретиган умер от потери крови.Винтер разрешает Вступить Бейзилу в ихнюю команду.Юри зарезла себя.Билл отдыхает,но его Убивает Дискорд.Куроки работает с Акане.Дискорд взял добычу Оленя.Аластор просит о добыче.Дискорд дал Отравленого оленя, Аластор сьел и умер.Саммер практекуется.Винтер­ изучает магию.Бейзил тренеруеться в стрельбе с луком.Бейзил Винтер Саммер дерутся против Дискорда.Винтер, и Саммер вижели.Акаме нашла речку.Широми нашла пещеру. Куроки пошла за едой.Акане напала на Аои.Аои сломала руки Аканее, и нос и стрельнула в живот.Акане умерла.Куроки Вернулась.Куроки хотела Отомстить за Акане,но Аои ёё вырубила,забирая еду.Спустя День.Куроки Умерла от Голода.Юри,Натцуки,­ Саери,Винтер совершили суицыд.Бейзил напал на Широми. Бейзил убил Широми.Мидори упала с высокого расстояния.Инфо-чан­ напала на Бейзила.Бейзил убил Инфо-чан.Бейзил увидел Умирающюю Саммер, но оставил ёё умирать.Аои убила Бейзила.У Киёко Амнезия Она напала на Аои.Аои убила Киёко.Аои Победитель!.
среда, 16 января 2019 г.
и я охуел просто хэтир 22:53:09
­Сприган. 16 января 2019 г. 22:24:14 написал в форуме "Просто общение"
хэтир
1. Дарин
2. Волна
3. Будь на то моя воля, я бы и вовсе предпочел быть сыном прожорливой, как смерч, акулы и кровожаднейшего тигра – тогда во мне было бы меньше злобы
Честь не криклива, доброта тиха, но слышен обычно голос злобы и греха . Бывает , что отторгая свою натуру по каким - то причином извне , чувствуешь как обретаешь крепкую кожу и клыки , все считают таких недалекими , зверьем , поэтому держатся от них подальше . Но от того , что практически никто не желает тратить время на таких , клыки тупеют , а за ними ты и вообще теряешь возможность что либо себе добыть . " Дарин " мне кажется личностью , что познала хищную сторону жизни , этот лик многоликого бога однозначно имеет лицо " несправедливости " . Встречаясь лицом к лицу с несправедливостью , дергая она тебя или твоих близких , нет противнее чувства , что это никак не исправить . Она оставляет свой след на долгое время , даже если у тебя получилось это исправить . " Дарин " это не раз преследовало , почти каждый раз когда она клала свою голову ради близких , но в итоге оказывалась пешкой , лишь средством достижения цели в чужой игре . Ваш навык это учиться , заимствовать и возвращать двухкратно то , что вам оставили . Вы учитесь на своих ошибках , оттачиваете в себе те же качества , что бы быть таким же палачом и это у вас я думаю получается если вы все цело пытаетесь отвергнуть в себе сентиментальность . Но суть личности не в его деяниях , а в истории что его побуждает что - либо делать , пытаясь занять себя , выпустить пар , Дарин лишь добровольно пытается выгнать себя из себя же , ведь это предрасположенность­ к мрачности , минуты слабости как и раньше заставляют вас пытаться быть циничней . Цинники всегда выигрывают в делах где учавствует хотя бы одна душа и скорее всего вы придерживаетесь такого же стиля , может не придавая этому ярлыков . Перековать себя возможно , но принять себя новой полностью , увы трудно . Вы мне кажетесь человеком , что очень хотел бы любить и сострадать , и это порой получается , но после минутной не долгой слабости , вас окутывает туман духовного одиночества , в нем вы чувствуете себя словно под теплейшим одьялом в самую холодную ночь.
Свой шкаф со скелетами у вас есть , но уж лучше он остается пылиться , разгребать и складывать все пережитое не для вас . Вы видите очевидные реалии и безусловно этим довольны , но как только отчаяние очередным дополнительным грузом падает на ваши плечи , вы начинаете вертеться , только бы себя не запустить . Вас тошнит от этого всего , уже забытые чувства от своих же омерзительных поступков , только иногда подбиваются к глотке , но почему - то вы считаете это единственным правильным решением . " Дарин " волна , что возвращает всю грязь обратно которая была кинута в воду . Люди , что могут пронести все в себе до конца так же редки как моряки попавшие в водоворот и выбравшиеся оттуда . Любой исход правилен , любая философия жизни оправдана . Бушующим волнам ведь что надо , в порыве штормов не выкинуть себя так далеко , что бы потом не иметь возможности вернуться в море ...
4. Гуль
5. Запах соли
6. Белый
Источник: http://beon.ru/disc­ussion/14587-280-hor­oshii-staryi-dobryi-­read.shtml#75
Мята с корицей(Глава 9) — Цветок,распустивший­ся в груди Светлая Лана 15:41:25
Кроули как-то странно улыбался Александре. Его улыбка не была ни коварной, ни загадочной, ни нежной, а ненастоящей, искусственной. Казалось, что вампир забыл как надо улыбаться. Впервые девушка испытала к Юсфорду сочувствие. Ей было жаль вампира.

«Говорят, что их человеческие чувства канули в лету. Ладно бы ещё какие-нибудь там гордость, честь, сочувствие, забота. Они даже не испытывают ни грусти, ни радости, ни злости!» — с грустью подумала военная.

— Соскучилась по мне? Или, может быть, по этой вещице? — наигранно спросил мужчина, показав Виноградовой её зелёный кулон на серебряной цепочке.

Вещица светилась ярко-зелёным светом, а стоило вампиру поднести её прямо к лицу Александра, так свет стал ослепляющим. Девушка, несмотря на боль в глаза из-за света, попыталась выхватить кулон из рук мужчины, но её попытка была тщетной.

— Какая забавная штучка, не находишь? — хитро сузил глаза Кроули. — Именно она и привела меня к тебе, моя сладкая Bon-bon.

— Что?! — воскликнул офицер, отскочив от врага.

— Ты не знаешь? Это означает «конфетка» по-французски. Раньше я не знал этот язык, но став аристократом понабрался разных сладких словечек от Ферида. Он мастер сладких речей. А ты не пугайся так, милая. Присаживайся, поговорим, — продолжил Юсфорд, грубо шлёпнув рукой по скамейке.

У военной не было иного выхода, как есть рядом с врагом. Оружия у неё нет, позвать товарищей — её быстрее убьёт вампир, убежать — догонит. Кроули резко прильнул к рыжим волосам жертвы, запустив в них свои длинные пальцы и поласкав мягкие локоны. Как бы Виноградовой не были противны его действия, она стала щупать мужчины по одежде, ища заветный кулон. Из-за откровенной одежды зеленоглазая девушка видела мускулистую грудь мужчины. Это заставила её щёки покраснеть.

— Ах, ты шалунья! — засмеялся вампир, схватив жертву за тонкие ручки. — Ты такая нетерпеливая, моя маленькая любовница.

Офицера злили откровенные речи Кроули, его откровенная одежда и откровенный взгляд. Слишком много откровенности. Александра посвятила свою жизнь службе, забив на свою личную жизнь. Ей было противно всё, связанное с чувствами, которые умерли давным-давно в девичьей груди.

— Ненавижу… Ненавижу тебя… — прошептала военная.

Внезапно вампир заметил на своей форме маленькое тёмное пятнышко, оно постепенно стало увеличиваться, вызывая неприятные ощущения мокрой одежды на коже. Затем такая же капелька упала и на широкую ладонь мужчины, раздались еле слышные всхлипы. Юсфорд понял, что Александра поддалась чувствам. В его же груди эти горькие чувства проявились мимолётным уколом. Что-то из давней человеческой жизни всплывало в его разуме. И Кроули понял, почему он выбрал именно эту девчушку! Они были похожи, были двумя одинокими сухими цветками в море жизни и смерти. Их время остановилось, а сами они погрузились в унылую вечность.

Виноградова почувствовала, как холодная рука врага ласково погладила её по рыжим волосам, как мертвенно-бледные губы коснулись её еле живых губ, как горьких поцелуй двух печальных людей согрел её души. Офицер сначала противился своим чувствам, которые подобно цветку малинового пиона расцветали в обезображенном шрамами сердце, бились об белые рёбра, пытаясь разорвать грудную клетку и вырваться наружу. И Александра больше не смогла сопротивляться им. Она откликнулась на дерзкое признание Кроули, ответив на его поцелуй. Сильные руки вампира обвили тонкую талию военной, прикасались к каждому синяку, хотя и не видели их, вызывали порывы боли и крика у Виноградовой.

Наконец-то, Александра отстранилась от мужчины, взяла из его рук свой кулон. Юсфорд с удивлением смотрел на неё. Мол, зачем ты прерываешь нашу прекрасную прелюдию? Разве ты не хочешь погрузиться с головой в запретные чувства, которые так сильно разрывают тебя изнутри?

— Это неправильно. Уходи, уходи пока не поздно! — воскликнула военная, надев на себя кулон.

— Но мы только начали, милая… — прошептал вампир.

— Уходи! Убирайся! Хватит, хватит меня преследовать! Лучше исчезни или умри от моей руки, не мучай нас обоих! — снова крикнула Александра и скрылась в темноте.

Она не видела, ушёл ли Кроули, не слышала шелест его белого плаща, но перед лицом Виноградовой снова и снова всплывал его силуэт с яркого-алыми глазами, которые умоляли её остаться.
бессмысленно all cats are lovely 08:19:01
16.01.2019

мне 22.

последний раз, когда я писала сюда что-то, был не позднее моего 16-тилетия.

16 и 22. что? 6 лет? 6 лет чего? куда они?

интересно, что было бы, если бы я писала сюда последовательно все эти годы.
вероятно, это помогло бы узнать, когда началась депрессия. и почему.
ведь если смотреть все, что тут написано, станет очевидно, что у этой девочки в 14-16 лет не было нерешаемых проблем. она была гиперсчастливой.

признаться честно - я не узнаю себя в этом дневнике. мне кажется, что это писала какая-то младшая сестра, которой лет 10. тут мало за что можно зацепиться. живет человек и живет, ходит в школу, влюбляется, смотрит мультики, играет в игры , дружит, смеется и грустит по обоснованным причинам.

иногда тут встречаются фотографии. на них тоже не я.
в то время я старалась постоянно быть на кого-то похожей в зависимости от увлечений. мне всегда хотелось быть "как".
как азиатка: и поэтому я щурила глаза на фото и красилась по обучающим видео для азиаток. какого черта?! щурить глаза, чтобы стать представительницей другой расы? причем совершенно не похоже. это не шло мне. и вообще это сродни расизму. сводить все особенности внешности к узким глазам.
я была тупой.
точнее...у меня не было никого, кто бы ценил другую сторону меня. или просто меня. чтобы я оставалась собой, говорила открыто и серьезно, поднимала бы более глубокие темы. аргументировала, а не просто бы орала.
но это не поощрялось. поощрялась беготня за идеалами, милые картинки, поведение как в аниме. и я была такой. я под это подстраивалась.
кроме азиаток я хотела еще быть похожей на Эллисон Харвард из ТМ по-американски и еще на нескольких девушек оттуда. мне нравилась ее необычность, особенности внешности - большие глаза, криповость, странное поведение. она этим выделялась на шоу и в своем блоге на тамблере. и, конечно, я узнала в ней себя и начала подражать.
получается, что у меня тут только 2 типа фото: узкие глаза (азиатский закос) или глаза на выкат (закос под Эллисон).
потом были Май литтл пони. В то время популярный сериал. Я их полюбила наверное потому, что их полюбили люди, за которыми я следила в интернете - косплеерши, анимешницы.
и я повторяла за ними. выбрала себе пони по характеру и стала говорить как она. стала играть ее в жизни.
Это была Пинки Пай, кстати. еще Флаттершай мне релейтила. но Пинки ярче, веселее, смешнее, заметнее. поэтому она была привлекательной ролевой моделью, если можно так вообще сказать про персонажа мультфильма, прописанного совершенно картонно, хоть и с предысторией...Пинк­и была грустной пони изначально, но потом что-то случилось, у нее закудрявились волосы и она стала праздником, который скачет постоянно, суетится, мешает и смеется. да. я хотела быть такой. заводилой, веселухой. скакать вокруг друзей и быть постоянно навеселе.

в общем. я не представляю для себя ценности в этом дневнике, потому что он -подражание. нелепое и очень грустное. совсем не смешное.

также, в моей голове было много ограниченности. хотя я считала себя разумной. но какая разумность, если ты стараешься все мысли выражать от лица гиперактивной пони? кхем.
я многое не принимала. мне не нравилась тяжелая музыка, потому что "ее играют вонючие волосатые наркоманы". мне не нравились люди, которые пьют, курят, матерятся, потому что мне казалось, что это -зло, а я на стороне добра и должна все это презирать, ведь "хороший человек не будет ругаться матом, вести себя развязно".
я считала девушек, которые в моем возрасте (14-16) ходили на каблуках, "козами". и называла только так. это было мое обозначение для ТП. и это было клеймо. клеймо, которое я ставила на всех неугодных мне людей, а их было большинство. были и другие клейма. тату и пирсинг я ненавидела потому что люди с ними не вписывались в мое представление о милом и добром человеке.
феминизм я тут называла бредом...кажется тогда я даже не знала определения этому слову.
ну и так далее. на все и на всех старательно ставила клейма. а себя считала особенной. не такой как все эти "опустившиеся, забывшие путь добра". я считала, что меня не понимают и не пытаются понять все эти глупые люди, которые живут шмотками, гулянками, интригами, обсуждением парней и прочих "низких" интересов. хотя вообще-то они надо мной насмехались за мои увлечения (аниме, внешний вид, манера говорить). они были не очень-то классными людьми, что, видимо и спровоцировало мою защитную реакцию как у ребенка - называть их плохими и не дружить с ними, придумать им клички, но не говорить в лицо, а обсуждать в дневнике или с подругой.
мои одноклассницы были агрессивными. я к ним не лезла. а они могли. они считали, что можно подойти, сесть вокруг тебя, начать спрашивать что-то, но не слушать ответы, а только насмехаться над тем, как я разговариваю.
у меня были реальные причины, реальная травля (в унитаз головой меня не наклоняли, но за школой угрожали устроить темную). я была для них ходячим поводом для насмешек. как что - сразу Рита. над нец же можно как угодно стебаться, она просто улыбнется и стерпит. а потом по новой.
в общем, я тогда совсем забилась и стала социофобкой. думаю, у меня даже проявлялась аутичность. и сейчас я не уверена, что она прошла. какие-то нижние границы, не очевидные признаки...но они присутствовали, а тогда особенно.
я не знала что ответить этим людям, что сказать. я боялась..волновалас­ь. путалась в словах. не умела ничего выразить так, как мне хотелось. не могла поддержать беседу. и мне было от себя противно. я стала ненавидеть и унижать себя так же как они. и считать уродкой. и тупой. и немогущей связать двух слов.
поэтому то и не удивительно. что я искала специфические интересы, фанатство, которое занимало меня дома для того, чтобы не думать слишком много о том, что происходит в школе. я искала в интернете людей, за которыми можно следить (ну, фолловить, не сталкерить, конечно). и они отличались от моих одноклассников/-ниц­.
в классе никто не любил аниме. никто не слушал к-поп, джи-поп. никто не смотрел май литтл пони. никто не знал что такое косплей.
и я была среди этих интересов как в своем особом мире. где есть только добро и мир.
но, конечно, это не оправдывает мои ярлыки, которые я навешивала на людей. и можно было поступать мудрее. учиться говорить. учиться ставить себя не ниже их в общении, а на равне. уметь отвечать за себя. не терпеть оскорблений. пусть бы даже они начали конфликтовать со мной. конфликт на равных был бы лучше, чем положение вечной молчаливой жертвы. но я не могла тогда. просто не могла.
я думала добрый человек терпит. но это не помогало.

сейчас я до сих пор чувствую, что мне некомфортно со сверстниками и подростками. то есть с теми кто от 14 до 22 и немного старше тоже. а это множество людей.
я до сих пор вижу в них своих одноклассников и одношкольников, которые гнобили и у которых непредсказуемые жестокие, возможно, мысли и идеи в голове.

на самом деле после 9-ого класса все немного изменилось. и в свои 17-18, а потом 19-22. я переживала совсем другие вещи и периоды взросления и социализации: вуз, отношения и тд.
но об этом расскажу уже в следующей записи. эта и так слишком длинная.
но мне стало полегче.

Категории: Дневник, Вдневник, Возвращение


[Загляни. но не спугни...] > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
...
с бодуна сегодня проснулась
пройди тесты:
Что значит твой цвет лака для...
"ПРОСТО СЕКС" или...
Мать вашу Акацуки в Москве или Пейн я...
читай в дневниках:
Какая я нехорошая!
Какая я нехорошая!